Его, как и отца, назвали Петром, что с древнегреческого переводится «скала», «утес», «камень». О такую «скалу» много проблем разбилось, которые в свое время казались трудноразрешимыми. Стать героем Википедии не каждому дано. Эта большая энциклопедия Интернета рассказывает о нем, как о втором  человеке, возглавлявшем администрацию края в новейшее время. 

Сегодня он  - депутат краевой Думы. Дискуссии, особенно на заседаниях думских комитетов, порою случаются жаркие. Тем более, когда речь идет о бюджетных приоритетах или сложностях правоприменения. Петр Марченко  всегда имеет свою точку зрения, «не сваливаясь» при этом в популизм. Политическое кликушество  ему не  свойственно. В любой самой сложной ситуации, а таковых в его жизни было предостаточно, сохраняет спокойствие и достоинство. Не паниковать надо, а заниматься делом — главный его принцип.  

Немаловажное значение имеет тот факт, что жизненную закалку Марченко получил на строительной площадке. В 70-80-е годы прошлого века, когда молодой человек после службы в армии  начинал трудовую биографию в качестве рядового прораба, и позже, когда уже занимал в Домостроительном комбинате Ставрополя  последовательно должности главного строителя, главного инженера и, наконец руководителя предприятия, перед отраслью стояла достаточно сложная и социально значимая задача -  в короткие сроки решить жилищную проблему. Не хватало строительных материалов — соответственно  проваливались по срокам строительства... Поэтому ставка была сделана на создание непрерывного цикла производства.  В итоге ДСК совместил  две функции — производство необходимых для строительства железобетонных панелей, лестничных пролетов, потолочных перекрытий и собственно возведения многоквартирных домов. Тогда в Ставрополе появились первые десятиэтажки. Прорыв в строительстве в краевой столице случился именно при его непосредственном участии. Тогда   многие ставропольские семьи  переехали из коммуналок или тесного и без удобств жилья в благоустроенные квартиры.    
- Если надо, и штурмовали, - вспоминает Петр Петрович. -  Помню, бригадиры монтажников Михаил Дорохов, плотников — Петр Доценко выводили своих людей, если была  такая необходимость, и в выходные дни. И инженерный состав отдыхал не всякий праздник. Плановые сроки сдачи дома в эксплуатацию срывать было не принято. Знаете, есть такая порода людей, которых не испортишь, потому что иначе как компетентно и добросовестно относиться к своей работе не умеют. Да и во власти были такие, как я их называю, закоренелые хозяйственники, штучный товар, которых отбирает история, в том числе в партийных органах КПСС. И дело двинулось. Выросли в краевой столице  новые жилые кварталы. Территория города тогда значительно расширилась.    

Надо отметить, что и сам Петр Петрович есть тот самый штучный товар советского времени, которому мы по сей день многим обязаны. Карьера Марченко, как показывает жизнь, зачастую развивалась как бы и не по его воле. Его профессионализм и талант руководителя ценили, поэтому и бросали на прорыв, туда, где требовалось спасать, поднимать с колен, достигать успеха. Партийный билет в кармане исключал отказ. Да, собственно, Петр   Марченко и без того не из робкого десятка, и трудности только добавляли ему дерзости и собранности. В  конце 80-х он за три года  вытащил из экономического провала трест «Кавминкурортстрой». На слова скупился, на дела - нет.  

Предприятие стало рентабельным, и его организаторские способности потребовались, образно говоря,  на «новых линиях фронта»...  Делами в краевой столице ему поручили заниматься уже не в качестве строителя. В  должности  председателя горисполкома  досталось курировать не только строительство и другие отрасли экономики, но прежде всего заботиться о благосостоянии горожан. Картофель, капусту для населения тогда завозили главным образом из соседних регионов, тогда как на плодородной ставропольской земле можно было обеспечить людей собственным продуктом, причем не только «вторым хлебом». 

В бытность его градоначальником рвануло вперед  дачное строительство. Люди брали земельные участки, обустраивались и выращивали необходимые для семьи овощи и фрукты. Учитывая, что  случился дачный бум  в последние три года перед распадом СССР и собственно всей советской системы, то земля-кормилица еще долго спасала ставропольчан от голода и безденежья в те времена, когда процветал бартер, не выдавали вовремя заработную плату и даже пенсии. Времена наступали все более жесткие, что неизбежно при любой перестройке, особенно если перемены кардинальные, связанные с изменением общественного строя. Мы  далеко  не плавно, а с болью и потерями двигались в рыночную экономику. 
   
В переломном 1991 году первый губернатор Ставрополья, если быть точнее,  глава администрации региона, Евгений Кузнецов пригласил Марченко, потенциал которого ему был хорошо известен, в свои заместители. Многие сегодня признают, что по сравнению с предыдущими годами в начале 90-х власть предержащим впору было засчитывать год за три. Кузнецов вынужден был отправлять своих замов по городам и весям страны, чтобы добывать горючку для АПК, менять продукты на необходимые краю промышленные товары.  В этой административной «мясорубке» активное участие принимал и Петр Марченко.
Большую головную боль  доставляли проблемы ЖКХ, отрасли, как и все, находившейся на перепутье. Напряженно искали  грамотные решения, аргументы, чтобы убедить руководителей предприятий,  что в условиях галопирующей инфляции очень важно удерживать тарифы на доступном для населения уровне. Другое достижение губернаторской команды при непосредственном участии нашего героя - удалось не допустить роста цен на хлеб.  Закупали зерно за счет бюджета, находили места для хранения, в итоге себестоимость булки  была ниже, чем если бы хлебопекарные предприятия покупали бы сырье на рынке. 
Это трудно представить, но именно в девяностые рванула вперед газификация сельских населенных пунктов. Отрасль в краевом правительстве курировал Петр Марченко. Газификация ставропольской глубинки была одной из пунктов программы поддержки восточных районов края. «Голубое топливо» получило большее число поселений, чем в годы относительного советского благополучия. И это на фоне общей стагнации экономики.

Захват бандитами Шамиля Басаева летом  1995 года Буденновска стал переломным для края во многих отношениях. В том числе трагическое событие поставило точку в карьере Евгения Кузнецова. Как водится, крайний в этой ситуации должен был быть  найден. Руководителя края отправили в отставку. Без подковерных игр вокруг освободившегося кресла не обошлось… Марченко в них не участвовал.  

Однако именно его срочно вызвали в Москву к премьер-министру России  Виктору Черномырдину. Встреча была вечером, а уже утром президент Борис Ельцин подписал Указ о его назначении на должность uлавы краевой  администрации. В Википедии говорится, что вторым губернатором Ставрополья стал Петр Марченко. Формально это неправильно, ибо не было еще такой должности, а по сути, пожалуй, верно.  Если учесть меру ответственности за происходящее в крае.

Надо было, не считаясь со временем,  преодолевать последствия шока, связанного с басаевским нападением, заниматься проблемами, периодически возникающими на границе с сопредельной Чечней, вызволять попавших в чеченский плен, участвовать в улаживания конфликта между Северной Осетией и Ингушетией, что не отменяло текущих дел в экономике и социальной сфере.

- Вместе с секретарем совета безопасности РФ Александром Лебедем по заданию президента Бориса Ельцина, - говорит Петр Марченко, -  участвовал в урегулировании чеченского и осетино-ингушского конфликтов. Была тогда создана постоянно действующая комиссия, которая была нацелена на  строительство межнационального согласия. Мы сумели добиться, чтобы в совместных   мероприятиях принимали участие не только представители сопредельных республик, но также руководители Кубани, Ростовской области. Самые толковые и действенные идеи, что  надо сделать, чтобы на Кавказе установился мир, рождались именно при таком расширенном  мозговом штурме.

Его год с небольшим на первой должности в крае не был простым. Советская система  развалилась, а новое создавалось с трудностями. Людям хотелось видеть впереди красивые перспективы, верить, что происходящие невзгоды в скором времени уйдут, и все вернется на круги своя.

- А я говорил  жесткую правду, - вспоминает Петр Петрович. - Иначе нельзя было строить будущее. Ибо в экономике наступал провал, так что по некоторым позициям мы даже стали отставать от республик. На красивые сказки времени не было.  

Собственно, это и есть ключевые слова, если анализировать причины, почему, несмотря на планов громадье и понимание стоящих перед краем задач,   в октябре 1996 года на первых выборах губернатора края Марченко проиграл. Хотя успех все прочили именно ему как действующему руководителю края и человеку дела. Люди, однако,  проголосовали за Александра Черногорова, пришедшего во власть под коммунистическим знаменем, потому что  тосковали по прежним порядкам, когда все было понятно и предсказуемо: неслучайно наш край политологи относили к «красному поясу». Другое дело, что позже  избранный губернатор сменил политический окрас. Но то уже дела минувших дней. 

Петру Марченко есть  в кого быть крепким мужчиной, умеющим отвечать  за свои слова и не пасующим перед трудностями. Отец, когда началась Великая Отечественная война, несмотря на свои 17 лет, рвался на фронт. В военкомате отказали, поступил в 1941 году на  военные курсы. А через несколько месяцев  уже в звании младшего лейтенанта принял участие в боевых действиях. Несколько раз был ранен, награжден двумя орденами Отечественной войны,  орденом Красной Звезды. Жену Веру Петр Алексеевич тоже нашел на войне:  она делала ему операцию в госпитале  и так крепко запала в сердце, что через год, в 1945-м,  офицер отыскал девушку. 

Когда в 1950 году он вернулся со службы домой, выяснилось, что никакой гражданской профессии у него нет. Предложили  учебу в военной академии в Москве, не согласился: не захотел бросать семью надолго, и без того разлуки были слишком частыми, хотелось больше побыть с родными людьми.  Мама  Вера Аркадьевна, военный хирург,  умерла рано от спазма сердца. Как сказали врачи, причиной могла быть частая сдача крови для раненых, которых она лечила на фронте. Не  умели родители жалеть себя и делать что-то вполсилы. 

Петр Петрович по сей день помнит слова отца: «Будь честным и старайся с любовью относиться к окружающим тебя людям. Даже на фронте это жизненное правило не подводило. Если тебе плохо, товарищи помогут. А если ты негодяй, как ни прячься, все равно аукнется…»

Жену Марину Петр встретил в Куйбышеве (ныне называется по-старому - Самара) в 1972 году, куда молодых лейтенантов Приволжского военного округа собрали на обкатку новой техники.  Приметил симпатичную девушку на пляже, захотелось познакомиться.  После года переписки сделал предложение. Сегодня двое взрослых детей, четверо внуков. Большая дружная семья, которая с нынешним темпом жизни не так часто, как хотелось бы,  собирается вместе, но очень любит эти счастливые мгновения.

Впрочем, его вновь отправили туда, где трудно. В 1996 году Петр Марченко, как известно, Указом Президента РФ был назначен полномочным представителем Президента РФ в республиках Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае. Позже был главным федеральным инспектором полпредства президента в Карачаево-Черкесии, затем Ставропольском крае. 

Строительство межнациональных отношений на Северном Кавказе дело  тонкое и не всякому под силу. Как человеку, родившемуся здесь, Марченко известны местные традиции, менталитет многочисленных народов, проживающих в регионе, тонкости, о которых надо знать, когда ведешь разговор с представителем той или иной национальной диаспоры.

Неслучайно с  2011 года Петр Марченко теперь в качестве депутата краевой Думы  вот уже второй созыв работает вначале председателем, а сегодня заместителем председателя  комитета по казачеству, безопасности, межпарламентским связям и общественным объединениям. Надо помнить, что он в числе других активистов стоял у истоков возрождения казачества на Ставрополье. Помнит первые шаги, когда в крае только начали поднимать эту тему.

- Плох тот  сын, кто не помнит  родства, кто забывает о своих корнях, - считает Петр Петрович. – Поэтому тем фактом, что наш регион стоял в авангарде борьбы за восстановление роли казачества, можно только гордиться. Потенциал этого сословия, который и границы государства российского защищал, и хлебопашеством занимался на необъятных просторах форпоста Северного Кавказа, надо вновь привлечь на пользу стране и малой родине. Сделано уже немало. Но можно сделать больше. 

Кажется, недавно все начиналось, а процессу возрождения казачества уже более четверти века. И за это время много воды утекло. От заявления главы Курского района, когда на границе с Чечней случались перестрелки, угоняли скот на сопредельную территорию,  - о том, что местные казаки не сдадут имеющееся у них оружие, ибо надо защищать семьи в случае необходимости, и до сегодняшнего дня, когда достигнуто взаимопонимание с соседями, и казаки больше озабочены мирными проблемами. В частности, образованием детей в казачьих традициях, развитием казачьей экономики.

- Казачество - значимый общественный институт для Ставрополья, - говорит представитель теперь законодательной власти Петр Марченко, - сумевший возродиться в новой форме, опираясь при этом на свои вековые традиции, заповеди и уклад жизни. Что очень важно, в крае уже сформирована необходимая законодательная база, в основе которой краевой закон «О казачестве в Ставропольском крае». В соответствии с этим документом реализуются меры по государственной поддержке казачества  как на краевом, так и муниципальном уровне.

 - Петр Петрович, известно, что были моменты, когда принимаемые в крае правовые акты  - из-за активных миграционных процессов и близости очагов напряженности на Северном Кавказе - были инновационными для российского законодательства. 

- Например, постановление Думы СК об организации местного самоуправления. Это было еще в середине 90-х годов и касалось станицы Воровсколесской Андроповского района.  Уникальный и единственный в России эксперимент, когда местной властью стало атаманское правление. Однако ставропольский опыт просуществовал недолго – в связи с проводимой в стране реформой местного самоуправления. 

Одним из первых наш регион начал формировать отряды местной самообороны, которые подчинялись руководителям муниципалитетов. Сегодня идея получила достойное развитие. Реестровые казаки совместно с полицией наблюдают за общественным порядком и получают за это вознаграждение. Оно не так велико. Зато оказанное властью доверие  почетно. Принятый в 2003 году краевой Закон «О казачестве в Ставропольском крае» на два года опередил принятие Федерального закона «О государственной службе российского казачества», легитимизировав казачьи дружины.  Актуальность документа  была также обусловлена необходимостью нормализации криминогенной обстановки, улучшения межнациональных отношений. Более того, много делают казаки и на безвозмездной основе: помогают тушить пожары, участвуют в природоохранной деятельности и т.д.

–Сегодня вектор развития законодательства о казачестве, можно сказать, определен? 

– Дума СК ориентируется прежде всего на утвержденную президентом Стратегию развития государственной политики РФ в отношении российского казачества на период до 2020 года. Основные направления -  развитие государственной и иной службы казачества, традиционного образа жизни и хозяйствования, а также повышение роли казачества в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. 

По данным Министерства обороны РФ, казачьи организации края традиционно являются лидерами по призыву в Вооруженные силы России. Казаками комплектуется 247-й десантно-штурмовой казачий полк в Ставрополе, 205-я казачья отдельная мотострелковая бригада в  Буденновске  и части погранвойск ФСБ. 

- Насколько мне известно, федеральным законодательством казачьим атаманам запрещено занимать государственные и муниципальные должности. Но наши законодатели добились для Ставрополья исключения…

- Совершенно верно, в  декабре 2015 года, по предложению атамана Терского казачьего войска,  были внесены изменения в закон «О казачестве в СК»:  с учетом особенностей Ставрополья как региона традиционного проживания казачества нам разрешили внести необходимые изменения. В крае несколько десятков  атаманов и членов правления казачьих обществ занимают ответственные посты в органах государственной власти и местного самоуправления. 

–Развитие казачьего кадетского самоуправления, образования – это, мне кажется, ваша любимая тема?  

–Это не только духовно-нравственное и патриотическое воспитание подрастающего поколения, но и огромный кадровый потенциал, который в будущем будет востребован на нашей земле. Несмотря на все трудности, которые сегодня существуют, число кадетских и казачьих классов растет с каждым годом. Хотя вы знаете, после посещения подобных заведений в соседней Ростовской области убедили нас, что отстаем, надо наверстывать.  С 2012 года в Буденновске действует краевой казачий кадетский корпус. Однако до сих пор так и не удалось достроить общежитие и столовую. А ведь надо учитывать, что среди кадетов есть и детдомовцы, которым надо где-то жить и питаться. Воспитание казачьего духа надо начинать с азов. С этим не поспоришь. Много для этого делается, Но, я убежден, надо больше.  

- Собственно, ничего неожиданного в вашей позиции, Петр Петрович,  не нахожу. А не бывает себя жалко: вот, мол, устал, переработал, заботы одолели?

- Да воспитание не то, чтоб нежиться без дела, как-то не привык. 

Людмила Ковалевская.
Фото Думы СК и из личного архива

Поделиться: